Эстонский акцент Холокоста

Наталья Елисеева

Словно надеясь забыть прошлое, парламент Эстонии 10 ноября принял в первом чтении законопроект, позволяющий сносить на территории страны памятники советским воинам, освободившим мир от фашизма. Документ носит название "О сносе запрещенных сооружений", но на самом деле легализует происходящие в этой стране демонтаж и осквернение памятников советским солдатам и установку их тем, кто воевал на стороне гитлеровской Германии, в том числе в войсках СС. Однако память о деяниях народов и их правителях увековечена не только в скульптурных образах, но и в печатном слове. Неугодные властям книги в Эстонии пока не уничтожают, хотя, вполне вероятно, что эта участь может постичь сборник документов "Эстония. Кровавый след нацизма. 1941-1944", изданный российским издательством "Европа".

Настоящее издание продолжает тему, поднятую российскими историками и архивистами в вышедших ранее сборниках документов "Латвия под игом нацизма" и "Трагедия Литвы. 1941-1944". По мнению составителей, подготовивших для печати новые документы, все три тома "являются настоящей Белой книгой о Прибалтике". Сборник, в который включен 51 документ из фондов Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) и Центрального архива ФСБ (ЦА ФСБ) вышел из печати буквально накануне принятия парламентом Эстонии закона, разрешающего снос как "Бронзового солдата" на Тынисмяги в центре Таллинна, так и других монументов, установленных в память об освобождении Эстонии от фашизма. В качестве альтернативы из Германии в Эстонию торжественно перенесли и перезахоронили останки последнего командира 20-й дивизии СС штандартенфюрера Альфонса Ребане, который лично участвовал в карательных акциях против мирного населения в районе города Кингисепп и деревни Керстово в Ленинградской области, совершал зверские убийства, а в целях устрашения партизан сжигал целые деревни.

Издав сборник "Эстония. Кровавый след нацизма. 1941-1944", его составители ответили президенту Эстонии Арнольду Рюйтелю, который неоднократно заявлял следующее: "Я не располагаю данными, что эстонцы участвовали в расстрелах евреев и что они вообще совершали такие дела в Эстонии". Опубликованные в сборнике официальные документы эстонской прокуратуры, протоколы допросов бывших военнослужащих эстонских полицейских батальонов и участников фашистской организации "Омакайтсе", а также показания очевидцев доказывают обратное: эстонские карательные полицейские батальоны и другие подразделения коллаборационистов, ставшие основой для формирования 20-й эстонской добровольческой дивизии войск СС, принимали активное участие в уничтожении мирного населения и оставили кровавый след в годы Второй мировой войны на территории России, Белоруссии, Украины, Польши и самой Эстонии.

Как говорится в предисловии к сборнику документов, "эстонские каратели участвовали в уничтожении вильнюсского гетто, сопровождали перевозимых из Вильнюса евреев в концентрационные лагеря Эстонии. Помимо евреев, эстонская полиция и "силы самозащиты" ("Омакайтсе") ликвидировали сторонников советской власти, к которым зачастую причисляли всех русские жителей некоторых городов и сел, эстонцев, не разделявших праворадикальные взгляды, а также крестьян, получивших землю в ходе аграрной реформы 1940 года".

С разрешения авторского коллектива мы публикуем отрывки из некоторых документов, подтверждающие факт участия "эстонцев в немецких мундирах" в издевательствах и расстрелах мирных жителей.

Из протокола допроса следователем Саарского УО МГБ СССР члена "Омакайтсе" Юханеса Освальда Рахумееля от 27 июля 1948 года.

Вопрос: Состояли ли вы членов организации "Омакайтсе"?

Ответ: В организацию "Омакайтсе" я вступил добровольно в середине октября 1941 г и состоял членом до февраля 1942 г, т.е. до моего вступления в 36-й полицейский батальон. За время моего пребывания в "Омакайтсе" мне была выдана русская винтовка и 30 шт. боевых патронов. Кроме того, я получал зарплату 60-70 немецких марок.

Вопрос: Когда вы вступили в 36-й полицейский батальон?

Ответ: В 36-й полицейский батальон я вступил добровольно в начале февраля 1942 г. 2-я рота второго батальона формировалась в городе Курессааре, и она состояла только из добровольцев и членов организации "Омакайтсе".

Вопрос: Чем занимался 36-й полицейский батальон, находясь в городе Новогрудок?

Ответ: Основной задачей нашего 36-го полицейского батальона было производство задержания советских граждан, в основном евреев, и впоследствии конвоирование их на расстрел. А также солдаты и офицеры нашего батальона участвовали в расстрелах советских граждан, которые производились в районе городе Новогрудок.

Вопрос: Участвовали ли вы в боях против Советской Армии?

Ответ: Осенью 1942 г 36-й полицейский батальон был переброшен на Сталинградский фронт, где я участвовал в боях против Советской Армии, 12 декабря 1942 г был ранен.

Вопрос: Имеете ли вы награды немецкого командования?

Ответ: За участие в сталинградских боях и за показанную смелость я немецким командованием был награжден Железным крестом II класса.

Из протокола допроса старшим следователем Саарского УО МГБ СССР добровольца 36-го эстонского полицейского батальона Рудольфа Мязорга от 15 июля 1948 года

Вопрос: Расскажите коротко свою биографию.

Ответ: В начале февраля 1942 г поступил добровольно в 36-й полицейский батальон, где меня зачислили во 2-ю роту. Звания у меня не было. В августе 1942 г погрузили весь 36-й полицейский батальон в городе Тарту в поезд и поехали в Белоруссию, где нас разгрузили в городе Новогрудок. В районе этого города наш батальон находился около одного месяца, главной нашей задачей было убийство евреев, которые находились в городе Новогрудок и в окрестных деревнях.

Вопрос: Участвовали вы лично при расстреле евреев?

Ответ: Да, я с солдатами и офицерами 36-го полицейского батальона принимал участие в расстреливании евреев.

Вопрос: Уточните, как происходило расстреливание евреев

Ответ: До начала расстрела солдаты 36-го полицейского батальона, в том числе я, арестовали группу евреев. Часть арестованных евреев сажали на автомашины, часть вели пешком за город, где эти арестованные копали большие ямы - рвы длиной около 30-60 м, глубиной примерно в 1,5 м и примерно 2,5 м шириной. После того, как рвы были готовы, расстреляли тех евреев, которые копали рыв. Лично сам я расстрелял 10 человек евреев. Затем стали к этим рвам подводить остальных евреев, по группам 20-30 человек сразу, среди них были женщины и дети.

Из показаний Видрика Паргмэ, надзирателя тюрьмы города Выру от 12 сентября 1944 года

Вопрос: Расскажите, что вам известно о зверствах фашистских властей в тюрьме города Выру.

Ответ: Работая в тюрьме города Выру в качестве надзирателя с 15 июля 1941 г по август 1944 г, мне известно об издевательствах надзорсостава тюрьмы над заключенными. Сам я лично не видел случаев избиения заключенных, но от самих заключенных и других надзирателей мне известно, что надзиратели тюрьмы периода немецкой оккупации Ташепу Леонхард, Вэги Иоганн и Луксет Август систематически избивали заключенных за малейшие проступки.

Так как я большинство времени работал конвоиром, мне лично не пришлось видеть, когда заключенных большими партиями вывозили из тюрьмы на расстрел, но от других надзирателей и гражданского населения я слышал, что из числа заключенных, содержащихся в тюрьме города Выру, очень много расстреливалось. Особо много было расстреляно в июле, августе, сентябре 1941 г.

Вопрос: Кто расстреливал заключенных, где место расстрела?

Ответ: В течение июля, августа, сентября 1941 г расстрелы производились весьма часто. Расстрел заключенных производили члены фашистской организации "Омакайтсе", приезжали они обычно на машинах в ночное время в количестве до 30 чел., выводили заключенных и на машинах увозили их за город, где и расстреливали. По сколько человек за один раз они расстреливали, сказать точно не могу, но мне известно, что был случай, когда за один раз было расстреляно 40 чел. Расстрел осужденных - заключенных производился в лесу Редо, это по шоссе 5 км за город Выру и в стороне от шоссе на 0,5 км на правую сторону.

Из протокола осмотра концлагеря Клоога, произведенного Прокуратурой Эстонской СССР от 29 сентября 1944 года

Прокурор Следственного отдела Прокуратуры ЭССР юрист 2-го класса Еги, в присутствии Прокурора Прокуратуры ЭССР Васильева и понятых Тируск и Раус, произвел осмотр концентрационного лагеря Клоога в уезде Харью, волости Кейла.

Лагерь Клоога расположен с южной стороны железной дороги Таллин - Палдиске, площадь его огорожена забором за колючей проволокой высотой 2,4 м. На площади лагеря расположены жилые бараки, где проживали заключенные, а также ряд мастерских и лесопильный завод.

В жилом помещении нижнего этажа здания перед дверью беспорядочно лежат трупы мужчин и женщин, а также в первом и во втором проходе между нарами, в проходах трупы лежат лицом вниз в два-три ряда вдоль прохода, один на другом наподобие черепичной крыши, головы верхних трупов лежат на середине туловища нижних, ногами к дверям.

В 200 м от лагеря к северу от ж. д. у канавы находится место сгоревшего здания с уцелевшим каменным фундаментом и двумя трубами. На углу фундамента на камне вырублена дата 21.07.1944. Фундамент вышиной в 45 см. На месте пожарища, в пепле, большое количество обгорелых черепов, позвонков, костей и других останков трупов. Большая часть трупов полностью сгорела, а потому определить точное количество трупов не представляется возможным. Выделить можно только 133 обгорелых трупа, что является 13-15% общего количества. С южной стороны дома, снаружи фундамента, лежат два женских трупа. У одного к фундаменту обращена обгорелая голова, у другого обгорелые ноги.

В 700 м к северу от лагеря, на поляне в 27 м от лесной дороги расположены на одной линии, на расстоянии 4 м друг от друга четыре костра, из которых первый в приготовленном виде, а остальные три сгоревшие. Площадь костров 6 на 6,5 м. Костры состоят из 6 положенных на землю бревен, поперек которых уложен ряд жердей, на которые в свою очередь уложен ряд 75 см сосновых, еловых поленьев. Посередине костра вбиты четырехугольником четыре жерди на расстоянии 0,5 м друг от друга. На жерди редко набиты тонкие поленья, что, по всей вероятности, должно было изображать трубу. На сгоревших трех кострах сохранились с западной стороны углы костров. На нижнем слое дров лежат трупы со сгоревшей нижней частью туловища. Трупы лежат лицом вниз, некоторые из них со свесившимися вниз руками. Два трупа с лицами, закрытыми руками, ладони рук плотно прижаты к лицу и пальцами закрыты глаза. По сохранившимся частям трупов видно, что на костре трупы находились по 17 в одном ряду и таких рядов на костре 5, причем головы трупов второго и следующих рядов лежат на ногах предыдущих рядов. На первом слое трупов лежит слой дров, и на дровах - второй слой трупов. На втором и четвертом костре видны два слоя трупов, а на третьем костре - три слоя. Середина и восточная часть костров полностью выгорела. На сохранившихся частях костров можно отделить 254 обгорелых трупа, что является 20-25% общего количества трупов, находившихся на кострах.

С северной и северо-восточной стороны на расстоянии от 5 до 200 м на поляне лежат 18 трупов мужчин с огнестрельными ранами в области затылка, спины и ног. На поляне с юго-западной стороны в 15 м от первого костра лежит большое количество верхней одежды и котелков. Около сложенной одежды, у опушки леса, находится железная пустая бочка с запахом нефти.

Прокурор Следственного отдела Еги

Прокурор Васильев

Понятые - Тирсук и Раус

Из заключения заместителя прокурора Эстонской СССР советника юстиции 3-го класса Удраса, подготовленного на основании материалов расследования злодеяний на территории Эстонии от 12 октября 1944 года

Зам. прокурора Эстонской ССР государственный советник юстиции 3-го класса Удрас, рассмотрев материалы расследования, произведенного по поручению Государственной комиссии Эстонской ССР по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков на временно оккупированной территории Эстонской ССР, о массовом расстреле и сожжении заключенных в концентрационном лагере Клоога в волости Кейла, уезде Харью, нашел:

После временной оккупации немецко-фашистскими войсками территории Эстонской ССР немецко-фашистские оккупационные власти покрыли захваченную ими территорию Эстонии густой сетью концентрационных лагерей, куда они заключали неугодное им гражданское население.

Согласно ежемесячному отчету главного врача лагерей оберштурмфюрера СС фон Бодмана, если на 1 октября 1943 года было 10 лагерей, то на 1 февраля 1944 года их было уже более 20. Все эти лагеря были предназначены для гражданского населения. В их число не входят лагеря для военнопленных.

Учитывая, что советская Эстония по своей территории и народонаселению является самой малой республикой среди других братских Прибалтийских советских республик (11 уездов), становится ясным, что немецко-фашистские оккупанты фактически превратили Эстонию в сплошной концентрационный лагерь (в среднем 2 лагеря на уезд), в котором содержались десятки тысяч ни в чем не повинных советских людей.

СтранаRu от 13 ноября 2006


"Горячая книга"
© Издательство "Европа", 2005-2006 Rambler's Top100 Rambler's Top100 Яндекс цитирования